Верю в науку: в медицину, вирусологию, ну или хотя бы в арифметику
14:54 2021.07.09 (обновлено: 14:55 2021.07.09)

«У нас с вами совершенно разные вещи перед глазами», – сказал мне недавно комментатор под одним постом в соцсети, где обсуждались вакцинация и ковид. Обсуждение было в духе нашего времени: факты и цифры разбивались о невежество, как океанские волны о волнорезы. Страсти накалялись, он начал переходить на личности, а я – просто злиться от усталости и бессилия... И тут – такая фраза! Горе-комментатор и не представлял, насколько он оказался прав: у меня перед глазами действительно совсем другие вещи! Другие люди, другая степень личной ответственности и другое отношение к вакцинам. Поэтому я решила написать статью, где не будет научных фактов о пользе и эффективности вакцинации, где я по возможности обойдусь без ссылок на официальные страницы ВОЗ, на интервью с вирусологами и прочее… Я просто расскажу, что за «вещи перед глазами» у меня здесь, в Южной Корее.

Начало

Задумываться о всеобщей вакцинации в Республике Корея (РК) начали сразу же, как были разработаны первые вакцины. Своего препарата здесь не было (и до сих пор нет, корейские производители обещают выпустить вакцину в 2022 году), поэтому за поставки в Южную Корею началась борьба. Производители присылали свои вакцины для ознакомления, а корейцы назначали встречи и подписывали контракты на покупку огромного количества вакцин, готовясь начать работать по плану всеобщей вакцинации.

К концу 2020 года РК подписала контракт с AstraZeneca на 20 млн доз вакцины, достигла предварительных договорённостей с Pfizer и Janssen о покупке 26 млн доз, планировала получить 10 млн доз в рамках международной инициативы «COVAX», вела переговоры с Moderna еще о 40 млн доз.

Уже в январе 2021 года Южная Корея с населением 52 млн человек подписала контракты на вакцину для 56 млн человек, таким образом гарантировав прививку не только каждому жителю, но и проживающим в стране иностранцам. Вопрос с нашей, российской вакциной, тоже активно обсуждался, в Корее даже наладили ее производство, но применять так и не начали. В ответ на до сих пор поступающие от граждан вопросы о закупке российской вакцины правительство намекает на политические причины.

Итак, в рамках национальной программы по вакцинации власти Южной Кореи открыли 250 центров вакцинации от коронавируса, создав по одному центру в каждом городе и уезде. Дополнительные пункты открыли в районах и городах, где живет более 500 тысяч человек. Также вакцинацию предлагают пройти в 10 тысячах медицинских учреждений.

Старт вакцинации был назначен на февраль, план – постепенно привить всех жителей старше 20 лет. В январе 2021 года Сеульский национальный университет провел соцопрос, выяснив, что 59,9% граждан страны призывали не ждать февраля и начать прививочную кампанию немедленно, 37% хотели, чтобы она началась как можно скорее. Привиться были готовы 80,3% опрошенных, и только 1,8% не собирались делать это вообще. При этом в безопасности предлагаемых препаратов была уверена только половина – 50,3% опрошенных. Уходя из статистики в русский язык, можно заключить: люди ждали и были согласны на вакцинацию, несмотря на то что вакцинам не слишком доверяли. Откуда такое рвение – вопрос сложный... Отчасти – из-за доверия врачам, о котором я уже писала ранее. Отчасти из-за того, что в Корее как-то не принято мнить себя профессором микробиологии с «тройбаном» по биологии в аттестате. А еще по причинам скорее математическим, но о них позже.

Русская рулетка

Вакцинация в Корее началась по плану, сначала привили медицинских работников и возрастных пациентов больниц (всех старше 65 лет). Без эксцессов не обошлось: за почти две недели кампании после препарата AstraZeneca умерло восемь человек, но правительство заверило, что причиной была не вакцина, а хронические заболевания.

Через несколько месяцев, когда многие европейские страны отказались от AstraZeneca вообще, карантинные власти РК заявили, что прямых доказательств для прекращения её применения в Корее нет. Правда, из-за риска тромбоза из плана вакцинации препаратом AstraZeneca на всякий случай исключили всех младше 30 лет. Кампания шла полным ходом, а сообщения о тромбозах и смертях после AstraZeneca продолжали поступать. Многие сетовали, что не могут выбрать вакцину сами, а вынуждены ставить тот препарат, который прописан в их календаре, а раз правительство закупило больше AstraZeneca, то именно ею большинство корейцев и прививались. Некоторые решили потянуть время, чтобы потом получить Pfizer, но выяснилось, что после него побочных эффектов и смертей даже больше. Особенно паникующие (каких здесь немного) в интернете даже начали сравнивать вакцинацию этими препаратами с русской рулеткой. Русский вопрос здесь действительно неспроста. В начале лета начались перебои с поставками вакцин, и общественность стала опять спрашивать, как дела с закупкой китайского и российского препаратов. Правда, разрешение этого вопроса пока не предвидится: тема все больше политизируется, она смешалась не только с русско-американо-корейским, но и с корее-корейским вопросом. «Спутник» стал вызывать жаркие споры, упреки правительству, расколы в партиях, и все это – накануне выборов...

«Да сколько можно уже! Все говорят, что российская вакцина лучше «Астры», а у нас чиновники только и повторяют: «Не планируем внедрять российский препарат!» Пора менять правительство тогда!!!» – этот и многие подобные комментарии уже стали обычными в корейском интернете.

Думаете, все это каким-то образом остановило или помешало вакцинации? Вовсе нет. Уверенности в решении «уколоться» рядовым гражданам такие новости, конечно, не прибавили, но и не переубедили. Вакцинация продолжается. К концу мая в Южной Корее первую дозу вакцины получили 10%, а к концу июня – уже 29,7% населения. После медработников и военнослужащих начали вакцинировать полицейских и пожарных в возрасте за 30 лет, а в середине июня очередь дошла до полицейских и пожарных до 30, социальных работников, сотрудников дошкольных образовательных учреждений, учителей первого и второго классов начальных школ. От вакцинации здесь отказываются единицы. А правительство и на такой случай нашло решение: создали специальное приложение к смартфону, где можно получить препарат раньше графика. Решение гениальное: раз уж вакцина не может храниться долго, то если кто-то отказался от плановой прививки, вы можете забронировать его дозу в приложении. «Выцепить» свободный препарат сложно, их разбирают, как горячие пирожки: невостребованными вакцинами привились уже около 20 тысяч человек, а в листе ожидания – еще 470 тысяч.

Несмотря на опасность получить осложнения, корейцы не просто охотно идут прививаться, многие ради получения вакцины даже скрывают наличие хронических заболеваний. Подруга недавно поделилась, что ее свёкор-кореец устроил свекрови грандиозный скандал. Он узнал, что та рассказала в пункте вакцинации об аллергии на желток (один из компонентов вакцины) и получила медотвод. «Дурная ты, от аллергии тебе бы таблетку дали, зато от ковида бы осложнений не получила! Считать что ли не умеешь?» – бросил он супруге.

Как считают корейцы

Корейцы действительно славятся умением хорошо считать и понимают, что вероятность серьезных осложнений после вакцины ну совсем уж несопоставима с вероятностью таковых после настоящего боевого вируса. Еще навыки счета пригождаются им в осознании своей личной ответственности за продолжение пандемии и чужие жизни: уже давно не секрет, что больной коронавирусом заражает четверых здоровых и непривитых, те в свою очередь – еще четверых, каждый из которых – еще четверых...

Кто из этих многочисленных контактных получит серьезные осложнения, кто будет жить пару недель на ИВЛ, а кто умрет – не знает никто. Брать на себя ответственность за геометрическую прогрессию сломанных жизней корейцы не хотят, а поэтому без глупых теорий заговора идут и прививаются в соответствии с календарем прививок.

Кстати, с теориями заговоров, которые так нравятся нашим любителям интернет-правды, в Корее тоже можно разобраться простой арифметикой. Тюремный срок за распространение фейков про вакцину от COVID-19 – числа простые: от 1 до 7 лет. Ну а если тюремный срок – это не слишком интересная математическая операция, то можно посчитать второй вариант приговора: сколько зарплат нужно для выплаты штрафа до 44 тысяч долларов?

«Мне в декабре исполнится тридцать. И как только исполнится – я сразу поставлю вакцину! А как иначе: я по работе езжу по всему Сеулу и даже в другие города... Есть, конечно, риски, но как же без вакцины – а вдруг я кого-то... а вдруг ТЕБЯ заражу?!» –  после этой фразы мужа я, начитавшаяся про побочные эффекты, назвала его моим Суперменом. Впрочем, он меня не понял: это ведь просто доверие науке и здравому смыслу, что здесь такого героического? В Южной Корее ни добровольную, ни плановую вакцинацию с голливудским самопожертвованием во имя спасения мира не сравнивают. Здесь уверены, что в пандемийном мире привиться – выбор естественный. Впрочем, корейские ученые и врачи утверждают, что если таких сознательных граждан в мире будет большинство, война (с вирусом) и правда будет выиграна, а мир и правда будет спасен.

Галина ФИРСОВА | Фото из открытых источников

Комментарии

Актуально

Наши – лучшие в Cuboro

На российском командном чемпионате по Cuboro «Решения и стратегии-2021» команда Центра детского творчества из Усть-Илимска заняла почетное третье место.

Подробнее
Смертность бьет рекорды

В Усть-Илимске растет смертность населения.

Подробнее
Спасибо за друга!

В Усть-Илимске действует реферальная программа.

Подробнее

Самое читаемое

Обсуждаемое в категории

Наши – лучшие в Cuboro

На российском командном чемпионате по Cuboro «Решения и стратегии-2021» команда Центра детского творчества из Усть-Илимска заняла почетное третье место.

Подробнее
Смертность бьет рекорды

В Усть-Илимске растет смертность населения.

Подробнее
Группа «Илим» приглашает на работу

На строящийся Целлюлозно-картонный комбинат в Усть-Илимске требуются специалисты. Возможно обучение за счет компании.

Подробнее